European media

Кэтрин Хэмнетт: «Старость — это лицензия на убийство»

Katharine Hamnett: ‘Getting old is a licence to kill’

14 0 386 2 min
Дизайнер одежды Кэтрин Хэмнетт (Katharine Hamnett).

Модный дизайнер (71 год, сбежавшая), которая создала свою собственную одежду и встречалась с Маргарет Тэтчер.

Всё было потрясающе, пока мне не исполнилось восемь лет. Меня из Франции отправили в школу-интернат в Англии. Это был ужасный опыт. Это было похоже на возвращение в XIX век. Я думаю, что это было даже хуже, чем тюрьма для женщин и несовершеннолетних «Холлоуэй» (Holloway Prison) — по крайней мере, там вы можете повесить личные вещи на стены.

Я убежала из школы во второй раз. Мои родители тогда находились в Румынии — мой отец был шпионом, поэтому я вырвала карту из книги по географии и решила пойти и повидать моих тёток в Уэльсе. Далеко я не ушла. В первую же ночь я зашла в амбар. Там жили действительно странные люди, которые спали в креслах с подлокотниками, переходящими в широкие спинки. Следующим утром ко мне подошла местная старшая сестра.

Люди — самые мощные полотна — вы не можете не прочесть то, что написано на майке. Лозунг — всего три слова, и прочитанная надпись надолго может запомниться вам — нет фильтра, чтобы это не допустить. Как только вы что-то прочли, оно уже остается в вашем уме.

Имеет смысл изготавливать свою собственную одежду, когда вы на 10% выше, чем обычно в этом возрасте. Трудно было подобрать на свой размер, поэтому с 12-летнего возраста я стала шить. Я так же должна была научиться делать обувь.

Индустрия моды не делает достаточно для борьбы с изменением климата, она нацелена на получение прибыли. А производство вещей наиболее чистым способом значительно дороже. Нам нужен аккуратный закон, который гласит, что мы разрешаем продажу товаров только из таких экономических блоков, в которых придерживаются общих с нами экологических и трудовых норм. Это же просто.

Вы никогда не должны встречаться в реальности с вашими героями. Они невероятны благодаря сценариям, но так никогда не бывает в жизни. Майкл Кейн стал разочарованием. Вы ожидаете, что он будет похож на ослепительного Чарли из фильма «Ограбление по-итальянски» (The Italian Job). На самом же деле, он весьма ограниченный — очень мало остроумия за всё время беседы.

Я видела Маргарет Тэтчер на коктейльном приеме незадолго до ее смерти. Она стояла грустной одинокой фигурой. Я подошла к ней и сказала, что я была той, кто носила эту футболку на Даунинг-стрит [там написано: 58% НЕ ХОТЯТ РАКЕТ (58% DON’T WANT PERSHING )]. Она сказала: «Это, должно быть, сделало тебя ужасно счастливой, моя дорогая».

Наличие своего места — это секрет счастливых отношений, потому что тогда вам не нужно мириться с чудовищным вкусом другого человека. Самые успешные отношения, которые у меня были когда-либо, начинались с пакта: мы должны быть абсолютно честными друг с другом, и делиться нашими даже самыми темными и самыми параноидальными страхами. Мы признавались, а не играли в игры.

Старость — это лицензия на убийство. Вы становитесь более уверенными в себе, более уверенными в своих взглядах. И есть всё же некий подвох: вы все еще чувствуете себя на 25 лет, хотя стали гораздо старше, но иногда я смотрю на себя и думаю: «Что, черт возьми, случилось?» Я ненавижу упражнения, но теперь надо их делать или умирать.

Раньше я была патологическим лжецом, люди никогда не могли задать мне прямой вопрос и получить прямой ответ. Когда я подростком-сорванцом ехала в поезде, чтобы повидать моих родителей в посольстве в Стокгольме, я постоянно представляла, что на каждой станции имею другое гражданство. Теперь я патологический рассказчик правды. Это намного веселее.

14 0

Рекомендуем